They Shall Not Be Forgotten

by Lena

Yanomami traditional death ritual

Amazon, Brazil.

January – February 2019

My-life-with-Yanomami-tribe-Жизнь-с-индейцами-Яномами-Brazil-elena-levon-jungle-selva-explorer-expedition-wild-south-america-yanomamo-индейцы-эндоканнибализм-амазонка-бразилия-endocannibalism-death-funeral-ritual-ритуал-похорон-2

with Geronco – Chief of Yanomami tribe, during Yanomami funeral ritual.

(Notes from the road)

A couple of days ago, I got out of the jungle, where I lived for 3 weeks with the Yanomami tribe. No foreigner was ever allowed to live and document this tribe before me.

Traveling by boat 4 days and 3 nights with Yanomami tribe on the way to their village deep in the Amazon jungle. Thirteen people cramped inside a small boat, crossing two rivers. The boat had no cover, so in pouring rain and in melting heat from the sun, we endured all that nature thrown at us together, shoulder to shoulder. We stopped to catch fish, swim, do laundry, drag the boat through rapids, sleep in hammocks and of course for Parica sessions.

My life with Yanomami tribe. Brazil (Part 1) Elena Levon. Жизнь с индейцами Яномами from Wild & Free on Vimeo.

Parica (Yopo)

Parica aka yopo is a tree seed. It’s crushed into powder, mixed with ashes, passed through a fabric, and then blown into each other’s nose with a special long bamboo tubes or sometimes sniffed by the user using bird bone tubes. Parica used to be available only to shamans to communicate with the spirits of the jungle, the spirits of nature and to heal people.

 We were on our way to a funeral of chief’s nephew, who was believed to have died from an accident. But it wasn’t. Yanomami is one of a few tribes left in this world, who still practice endocannibalism.

I had the opportunity to attend and participate (dances, songs, hunting, shamanism) at the traditional Yanomami funeral ritual, where at the end, Yanomami tribe mix remains and crushed into ashes bones of the deceased with porridge made of bananas and water and then drink this porridge. (I have not tried the porridge, because I didn’t know the person)

I am grateful for being one of a few people in this entire world allowed to witness this traditional Yanomami death ritual and even become part of it.

Yanomami traditional death ritual. (Endocannibalism) Amazon, Brazil. Похороны Яномами. Эндоканнибализм. Elena Levon from Wild & Free on Vimeo.

Incredibly grateful for being able to witness these type of fragile cultures and rituals around the world with my own eyes (and continue doing it) and be welcomed into these tribes as their own. In 5-10 years rituals like these in South America, Oceania and Africa will unfortunately vanish, due to mainstream religions, electronics and artificial intelligence. Some women want families, security and a home, some women are Marco Polo’s, Indiana Jones’s and James Bond’s of this world… both are needed for balance. People who have truly found their own path, never question or doubt themselves, others and life ever again. I wish everyone to find and walk your own path… whatever it may be.

On this journey I became one of a few women to ever do “Parica” (yopo) with men. Women are forbidden to sniff Parica in a traditional Yanomami tribe.

Woman’s experience with Parica. (Yopo) Life with Yanomami tribe. Amazon, Brazil. Йопо. Жизнь с Яномами. Elena Levon from Wild & Free on Vimeo.

After my Parica session, chief Geronco told me that now our souls are connected forever. I do still feel it. Something absolutely infinite and powerful, it cannot be seen, only felt. This is not a zone where journalists, photographers and tv personalities usually travel to. This, my dear readers, is the real deal — it’s the most dangerous part of the Amazon jungle — It is a “Red Zone”, where in a tribe of about 100 people, 99% have Malaria. I do not have it… (daily eating ginger, garlic and using sprays did the job) Men paint themselves in black and red before each Parica session and wear bird feathers on their bodies. In this community, men do Parica almost everyday from 12pm to 4pm.

Definitely my absolute favorite Yanomami man I have met — Mauro, the local shaman. Loved spending hours just watching him, hearing him speak or just sitting next to him. He was born on the Venezuelan side, but due to many problems in the Venezuelan selva, he moved with his family to Brazilian side and then, after years of violence within Yanomami tribes, due to alcohol and drugs, he followed the chief Geronco and others, who created their own community deep in the jungle.

The chief of this village wants his community to be more peaceful and respectful to each other as well as others.

We live in the time of pretense and doing things for the shock value, youtube views and instagram likes. There is a sea of instagram bloggers who present their “perfectly” composed identical photos, that are photoshopped into ridiculousness. People photoshop their “experiences” into something that doesn’t even exist in our world and people even pay money in order to learn how to photoshop their own photos into one big lie. All for the sake of fame and recognition. Sad times.

Women wear pretty dresses on top of their pants on top of mountains just for a photo or “have picnics” and “camp” in places that those things are impossible to do, just for a sake of a photo for instagram and “likes”.

I dress like a cowboy and ride horses with cowboys or alone, because its part of who I really am. My cowboy boots are worn out. My cowboy hat is with stains from all over the world.

 pantanal-cowboyas-elena-levon-brazil-off-the-beaten-path-1

Racing with local cowboys through the biggest wetland in the world – Pantanal, Brazil.

My body gets painted, when I live with tribes, because I want to at least for a short time, become part of their incredible and disappearing cultures. I eat what they eat, sleep how they sleep and wash in rivers like they do. Every photo you see is not a perfectly composed lie, every photo is a real story from my life. Even if I had no camera to capture these moments, I would still live them in the same way.

Journeyed out to Yanomami tribe with a friend of mine Antonio, from a Guyanese Wapishana tribe, who acted as my interpreter. This adventure and expedition I will never forget. One of the most difficult and colorful days in my 35 years in this world. It has been a great honor to live with these people. Gave them my word to not take photos or videos of a lot of things during this ritual, because it is forbidden by the Yanomami traditions. I honored their wishes. There were a couple photographers, who came to this tribe before, to take photos and videos, but the chief, told them to leave and never return. However with me, he asked me, when I can visit them again. What you nurture in yourself – you become.

I get messages from different people wanting to visit the far-away tribes, that have not yet been touched by tourism industry. “I want to go to those tribes” – something I hear a lot lately. My first question to you is “Why?!” – if its only for a pretty photo for instagram or facebook, then please stay home or go on a tour for hundreds/thousands dollars, like they do now in touristic countries of African continent, also in Panama, Brazil and Ecuador to see for instance, tourist-disneyland show at Waorani tribe or Embera tribe in tour zone of Darien Gap, or Maasai tribe, in now overly touristy Kenya.

I also get a lot of messages from around the world that reads; “Your life is amazing! I want to travel with you!” My answer to all of you is this — If you are not willing to die, do not come travel with me. Every moment of my life, can be my last one and I live my life on the road with that knowledge and gratitude.

Behind those moments that you see on my pages, lives a lot of determination, courage, passion to see cultures that will soon disappear and insanity of one’s soul.

___________

When I travel, every single community profits from me being there. I bring supplies, medicine, gasoline, foods, clothes, toys, numerous gifts and / or pay a fee for my stay.

When I take a photo, I want to write a poem with it. I want that photo to make you feel something; anger, compassion, sadness, joy.. anything! I want you to take a real good look at yourself through my images.
Traveling to almost 80 countries, has taught me to be more of an observer, than a judge. Travel teaches you to stay humble and understand, that just because you think it’s wrong, doesn’t mean you have to act and bring your own set of rules to a foreign land. It has been really hard to watch pain and injustice at times, but it also teaches you patience and acceptance.

The cruel and unjust things that my eyes have been a witness to, is not something for the weak. My eyes have seen atrocities and my soul knows grief, but I still believe that life is a gift.

– “Your eyes are special, Elena”

– “The eyes of a girl who knows no grief?”

– “No, they are eyes of a girl who does, but still looks at life with so much love”

I have mad respect for Yanomami women – they are the true warriors of this tribe. They work really hard – carry heavy buckets of water, gather, clean and cook Cassava (Manioc) in unbearable heat and humidity of a jungle, raise children, cook for entire family, get the firewood, do laundry in the river, make jewelry and baskets. And they do this every single day of their life, starting from a really early age and continue doing this for the rest of their lives. These women are heroes to me. Children in Yanomami communities keep different animals as pets, some keep tapir, some monkeys.

How fast do we name our kids? A lot of times, before they are even born… Yanomami parents do not call baby by any name until he/she turns 1. Yanomami believe that a child can die if you call it by any name before it turns one.

Cassava (Manioc)

Cassava is the main diet of tribal communities in the South American Amazon and in other tribes of different continents also. The process of making cassava is not an easy one. And these women do it daily. From gathering it to cleaning, to soaking, grinding, squeezing water out through cloth by hand, to frying it on huge hot ovens. Women make cassava bread or boiling as a whole and eating with animals, that their husbands hunted down in the jungle with either shotguns or spears; such as caymans, wild pigs, tapirs, fish or royal rats “Paca”.

I have experienced the whole process with these women.

“How to be a bad Yanomami wife” Yanomami tribe. Amazon, Brazil. Elena Levon. (Part 2) Жизнь с индейцами Яномами from Wild & Free on Vimeo.

My-life-with-Yanomami-tribe-Жизнь-с-индейцами-Яномами-Brazil-elena-levon-jungle-selva-explorer-expedition-wild-wilderness-off-the-beaten-path-south-america-yanomamo-индейцы-эндоканнибализм-экспедиция-амазонка-бразилия-endocannibalism

Geronco, once told me a legend of a Yanomami woman. Her name was Adorini. She was the most beautiful and dangerous woman. All men would fight over her and she was very strong. When I asked him why he is telling me this, he smiled and said “you are Adorini”. It is definitely a beautiful compliment. I thanked him and laughed.

I am now forever part of this tribe and their spirits live inside of me.


Will We Ever Learn?

My-life-with-Yanomami-tribe-Жизнь-с-индейцами-Яномами-Brazil-elena-levon-jungle-selva-explorer-expedition-wild-south-america-yanomamo-индейцы-эндоканнибализм-амазонка-бразилия-endocannibalism-death-funeral-ritual-ритуал-похорон-46

Mauro, the eldest and most respected shaman of Yanomami tribe is deep in thought about the future of his people, their traditions and their home – the Amazon jungle. He recognizes that young generation of his tribe are interested more in phones than ritual dances. His eyes reflect the fires, killings and displacement of his people, illegal mining for gold and diamonds, deforestation and disappearing animals, corrupted organizations, government and fame-seeking, greedy so-called “spokes people” that were supposed to protected them and help them. Mauro wants us all to learn words such as “Moderate Consumption“, “Humility” and “Enough”.

Will we?


 

Last Nomadic Tribe Of Colombia Nukak-Maku And 12.500 Year-Old Cave Paintings

Guaviare Region, Colombia

November – December 2018

the-last-nomadic-tribe-colombia-nukak-muku-elena-levon-нукак-макук-индейцы-колумбия-пещерные-рисунки

Achote, a woman from the endangered last nomadic tribe of Colombia – Nukak-Maku. She is making bracelets in order to make some money. When Nukak were first found in 1988 they were 1300 people. Now there are only 400. These beautiful people have endured much injustice and horror from Colombian paramilitary (FARC) and cocaine trade. Nukak people live between the Guaviare and Inírida rivers, in the depths of the tropical humid forest, on the fringe of the Amazon basin, in Guaviare, Colombia. They are nomadic hunter-gatherers with seasonal nomadic patterns.

When you first see photographs of Nukak Maku Indians, you are amazed at their beauty, their facial features, you can even say – unexpectedly stylish haircuts, tar-black almond-shaped eyes and a slightly noticeable smile. Sometimes you read in these eyes pain and longing.

They are good-natured and a little naive, while also smart. They lived in isolation from the civilized world – in the selva, they constantly wandered in search of food, hunted and collected edible plants. Forest was their parent and a child, they knew all its secrets, knew how to protect themselves from predators and poisonous insects, but they could not protect themselves from the most cruel of all animals – people.

In 1988, evangelicals from the American organization New Tribes Mission went to the forests of the Colombian national reserve Rio Pure and without an invitation made their way to Nukak Maku Indians, which had terrible consequences. They gave the Indians machetes and axes, and some were even persuaded to follow them to their camp in the jungle, but as a result of this contact half the tribe was killed by respiratory infections. Many Nukak Indians died in conflicts with armed rebels and smugglers, who ousted them from their ancestral lands.

The survivors in 2005 were transported to a reservation near the city of San Jose del Guaviare, where they had to live in disgusting conditions.
Modern civilization was no less terrible for the Indians than war. Unaccustomed to diseases such as the flu, for example, they began to die one by one. Some are addicted to alcohol and drugs.

Desperate to help his people, the leader of the Nukak Maku Mow-be committed suicide in 2006 – he was never able to return his people to their usual forest, or create a better quality of life for them. By his death, he wanted to draw the attention of the Colombian authorities to the problem of his small people.

In the last letter, Big Partridge (leader) explained that he was dying, not being able to watch his people perish, forcibly torn from their native forests and hunting grounds.

“I hope that my own death, the voluntary departure of a leader who is unable to save his tribe, to help women, children and the elderly, will draw the attention of the government to our problems. My departure is not cowardice. My departure is the hope of awakening the bureaucratic conscience, that the state will do at least something to save Nukak-Maku from final death” the leader wrote before his death.

According to Colombian ethnographers, if urgent and extraordinary measures are not taken; the Indians are not returned to their habitat and habitual way of life, after a few years this tribe of beautiful, smiling people – the indigenous inhabitants of South America, will cease to exist.

Nukak people still hunt birds and animals with poisonous arrows (bejuco de rio). One of these arrows into person’s blood — a treatment is possible. 2 arrows – can kill a person almost instantly.

Jason, (in the photo above) from Nukak-Maku tribe is hunting with poisonous arrows. Mao-be, the ex -leader of this tribe, would be proud to see that even teenagers still hunt with poisonous arrows, just like their ancestors did.

Due to animals dying out in forests, Nukak are forced to depend more and more on paper money for survival.

  Unfortunately today Nukak members are considered 3rd class citizens and are forced to beg in the parks and streets of the city nearby. I brought them needed supplies, fruits and other food that they asked for.

Even though Nukak-Maku is called “The tribe that stopped smiling”, I was happy to still see smiles and laughs of some of them.

I journey out to these extraordinarily people in different corners of our world for one reason – to touch these cultures, while I still can, because they are disappearing fast. To hug them, to laugh with them and to honor their souls.

12-500-year-old-cave-paintings-elena-levon-colombia-off-the-beaten-path-treasures-the-last-nomadic-tribe-colombia-nukak-muku-elena-levon-нукак-макук-индейцы-колумбия-пещерные-рисунки

Sitting near 12.500 year old! (read that again) cave paintings in the remote jungles of Colombia, where there’s virtually no tourism. This area of Colombia was once FARC nest. (Paramilitaries of Colombia)

Felt the energy of people who lived approximately 12.500 years ago… Was not expecting to get this emotional. But as soon as I saw hand prints on these rocks, I started crying. This is a story of Colombia, before it was even Colombia… This is a story of each and every one of us.

Guaviare, Colombia. 12.500 years old rock paintings & Nukak-Maku tribe. (Elena Levon) Гуавьяре, Колумбия from Wild & Free on Vimeo.

 

________________________________

For years now I travel and live in places with almost non-existent wifi connection…

(it’s a wonderful life in a way)

Right now this type of lifestyle makes it much easier to just publish one photo with a short story to Instagram, than trying to edit, upload media and publish a story here. But whenever I have enough time and good wifi connection, I try to publish stories and photographs.

I get emails asking if there ever will be a book… maybe… maybe not… It’s really not that important.

Maybe someday I can put several books together with poetry, photographs and perhaps a memoir.. who knows, who knows..

________________________________

AUTHOR

ARTIST

EXPLORER

PHOTOGRAPHER

POETRY & MUSINGS

VIDEO DOSSIERS

PRESS / CONTACT

INSTAGRAM


Story in Russian.

(ИСТОРИЯ НА РУССКОМ)

Традиционный ритуал похорон Яномами. Амазонка, Бразилия. Январь – февраль 2019

(Заметки с дороги)

Пару дней назад я выбралась из джунглей, где прожила 3 недели с племенем яномами. Ни одному иностранцу не было разрешено жить и документировать это племя до меня.

Путешествие на лодке 4 дня и 3 ночи с племенем яномами по пути в их племя. Тринадцать человек теснились в маленькой лодке, пересекая две реки. У лодки не было укрытия, поэтому под проливным дождем и плавящимся солнцем мы переносили все эти катаклизмы природы, брошенные в нас вместе, плечом к плечу. Мы останавливались, чтобы ловить рыбу, плавать, стирать, тащить лодку через пороги, спать в гамаках и, конечно, для сеансов парики.

Парика (Йопо)
Парика она же йопо – это семя дерева. Его измельчают в порошок, смешивают с пеплом, пропускают через ткань, а затем вдувают в нос друг другу с помощью специальных длинных бамбуковых трубок или иногда вдыхают их используя трубки из костей птиц. Раньше Парика была доступна только для шаманов, чтобы общаться с духами джунглей, духами природы и исцелять людей.

Мы были на пути к похоронам племянника вождя, который, как считалось, умер от несчастного случая. Но это не так. Яномами – одно из немногих оставшихся в мире племен, которые до сих пор практикуют эндоканнибализм.

У меня была возможность присутствовать и участвовать (танцы, песни, охота, шаманизм) в традиционном похоронном ритуале Яномами, где в конце размельчается в порошок кости умершего с кашей из бананов и воды, а затем все пьют эту кашу.  (Я не пробовала кашу, потому-что я не знала этого человека)

Я благодарен за то, что была одним из немногих людей во всем мире, которым позволили стать свидетелями этого традиционного ритуала смерти Яномами и даже стать его частью.

Невероятно благодареназа то, что смогла своими глазами (и продолжаю это делать) возможность наблюдать за такими хрупкими культурами и ритуалами по всему миру, и быть принятой в эти племена как своя. Через 5-10 лет подобные ритуалы в Южной Америке, Океании и Африке, к сожалению, исчезнут из-за господствующих религий, электроники и искусственного интеллекта.

Некоторые женщины хотят семьи, безопасности и дома, некоторые женщины – Марко Поло, Индианы Джонс и Джеймс Бонды этого мира … и те и другие необходимы для баланса. Люди, которые действительно нашли свой собственный путь, никогда больше не подвергают сомнению себя, других и жизнь. Я желаю всем найти и идти своим путем … каким бы он ни был.

Итак, вот шаги ритуала похорон Яномами, в конце которого вся деревня ест банановую кашу с раздробленными костями умершего человека:

* После того, как ветви зеленых бананов были выбраны и привязаны к дому вождя, (7 ветвей в этом случаи) чтобы они созрели, шаман приносит специальное бревно, где кости умершего будут раздавлены после сжигания.

* Бревно затем вырезано и сожжено. Специальные песнопения всегда сопровождаются шаманом и старейшинами деревни. Это бревно будет выкрашено в красно-черные орнаменты, а на него будут наклеены белые птичьи перья.

* Также выбраны две палки. Эти две палки используются двумя мужчинами, чтобы раздавливать сожженные кости умершего внутри бревна. Эти палки будут выкрашены в красно-черные традиционные орнаменты, а на них будут наклеены белые птичьи перья.

* Всю неделю или дольше, пока бананы не пожелтеют, женщины и мужчины будут петь и танцевать вечером и ночью. Первыми 3 ночи поют женщины (поскольку они дают жизнь) 3 ночи мужчины поют, все танцуют каждый день в перьях и раскрашенными по кругу.. (круг жизни) и так пока бананы не пожелтеют.

*Когда бананы пожелтеют, мужчины идут на охоту.

* Мать, отец и близкие родственники погибшего будут плакать и петь в основном круге. Шаман будет танцевать и петь, чтобы отпугнуть всех злых духов. Тело погибшего, которое было похоронено около месяца, будет вскопано и сожжено. (7-го числа) Только родственники погибшего могут находиться возле костра. После того, как останки сожжены, кости собраны и помещены в корзины, которые также покрашены в черные и красные орнаменты, и птичьи перья прикреплены к ним. Мать, отец и близкие родственники с танцами, пением и плачем танцуют с корзинами с костями в главном круге, по центру всех домов.

* Кости помещены в деревянное бревно, и двое мужчин начинают раздавливать их в порошок, в то время как мужчины поют, а женщины всей деревни плачут вокруг них.

* Вечером бананы готовятся, а утром вся деревня пьет кашу из бананов и измельченных костей умершего. Не весь пепел будет с’еден. Они обычно кладут остатки пепла и измельченных костей в бутылки (7 в этом случаи) и раздают родственникам, с пением шамана и вождем. Затем каждый месяц или через два месяца 1 бутылка будет снова смешиваться с кашей.

* Смерть не была случайной. Это было самоубийство. Ему было 30. У него остались дети и жена, которая хотела уйти к другому.

В этом путешествии я стала одной из немногих женщин, которые когда-либо делали «Парику» (йопо) с мужчинами.  Женщинам запрещено нюхать парику в традиционном племени яномами.

После моего сеанса парики вождь Джеронсо сказал мне, что теперь наши души связаны навсегда. Я все еще чувствую это.  Нечто абсолютно бесконечное и мощное, это нельзя увидеть, только почувствовать.

Это не та зона, куда обычно приезжают журналисты, фотографы и телевизионщики.  Это, мои дорогие читатели, самая опасная часть джунглей Амазонки – «красная зона», где в племени, насчитывающем около 100 человек, 99% имеют малярию. У меня ее нет … (ежедневный имбирь, чеснок и анти-москитные спреи сделали свое дело).

Мужчины красят себя в черные и красные цвета перед каждым сеансом парики и носят перья птиц на своих телах. В этом племени мужчины делают парику почти каждый день с 12 до 16 часов.

Определенно мой самый любимый мужчина из племени Яномами, которого я встретила – Мауро, местный шаман. Я любила часами наблюдать за ним, слышать, как он говорит, или просто сидеть рядом с ним. Он родился на Венесуэльской стороне, но из-за многих проблем в Венесуэльской сельве он переехал со своей семьей на Бразильскую сторону, а затем, после многих лет насилия в племенах Яномами, из-за алкоголя и наркотиков, он последовал за вождем Джеронсо и другими, которые создали свое собственное племя глубоко в джунглях.

Вождь этой деревни хочет, чтобы его община была более мирной и уважительной по отношению друг к другу и другим.

Мы живем во время притворства и делаем вещи ради шока, мнений, YouTube и лайков Instagram. Существует множество инстаграм-блоггеров которые представляют свои «идеально» составленные идентичные фотографии и делаются в нелепом виде. Люди фотошопят свои «путешествия» во что-то, чего даже не существует в нашем мире, а люди даже платят деньги, чтобы научиться фотошопить свои собственные фотографии в одну большую ложь. Все ради славы и признания. Грустные времена.

Женщины носят красивые платья поверх брюк на вершине горы только для фото или «устраивают пикники» и «разбивают лагерь» в местах, где эти вещи невозможно сделать, просто ради фото для Instagram и «лайков».

Я одеваюсь как ковбой и ношусь на лошадях с ковбоями или в одиночку, потому что это часть меня. Мои ковбойские сапоги изношены. Моя ковбойская шляпа с пятнами со всего мира.
Мое тело окрашивается, когда я живу с племенами, потому что я хочу хотя бы на короткое время стать частью их невероятной и исчезающей культуры. Я ем то, что они едят, сплю, как они спят, и моюсь в реках, как они. Каждая фотография, которую вы видите, не является идеально составленной ложью, каждая фотография – это реальная история из моей жизни.  Даже если бы у меня не было камеры, чтобы запечатлеть эти моменты, я все равно жила бы так же.

Пробралась я в это племя Яномами с моим другом Антонио из племени в Гайане, Вапишана, который выполнял роль моего переводчика. Это приключение и экспедицию я никогда не забуду.  Один из самых трудных и ярких дней за мои 35 лет в этом мире.  Для меня было большой честью жить с этими людьми. Дала им слово, что я не буду фотографировать и не снимать многое из ритуала похорон, потому-что это запрещено традициями Яномами. Я сдержала свое слово.

Была пара фотографов, которые приплывали в это племя раньше, чтобы фотографировать и снимать видео, но вождь велел им уходить и никогда не возвращаться. Однако со мной было иначе – он спросил меня, когда я смогу посетить их снова.  То, что вы взращиваете в себе – тем и становитесь.

Я получаю сообщения от разных людей, желающих посетить далекие племена, которые еще не были затронуты индустрией туризма. «Я хочу туда! Скажи как!» – то, что я много слышу в последнее время. Мой первый вопрос к вам «Зачем?!» – если это только для красивой фотографии для Instagram или Facebook, то, пожалуйста, оставайтесь дома или отправляйтесь в путешествие за сотни / тысячи долларов, как многие делают сейчас в туристических странах африканского континента, также в Панаме, Бразилии и Эквадоре, например, чтобы увидеть туристско-диснейлендское шоу у племени Ваорани или племени Эмбера  в туристической зоне Дарьенского Пробела, или племени Массаи в чрезмерно туристической Кении.

Я также получаю много сообщений со всего мира, которые звучат так; «Твоя жизнь невероятна! Я хочу путешествовать с тобой!» Мой ответ всем вам таков: если вы не готовы умереть, не отправляйтесь в путешествие со мной. Каждый момент моей жизни может быть моим последним моментом, и я живу в дороге с этим знанием и благодарностью.

За теми моментами, которые вы видите на моих страницах, живет много решимости, смелости, страсти к тому, чтобы увидеть культуры, которые скоро исчезнут, и безумие души.
___________
Когда я путешествую, каждое сообщество получает выгоду от моего присутствия там.  Я приношу припасы, лекарства, бензин, продукты питания, одежду, игрушки, многочисленные подарки и / или плачу за свое пребывание.

Когда я делаю фотографию, я хочу чтобы это была как поэзия. Я хочу, чтобы это фото заставило вас что-то почувствовать; гнев, сострадание, грусть, радость … все что угодно!  Я хочу, чтобы вы посмотрели на себя через мои изображения.

Путешествия почти в 80 стран научили меня быть скорее наблюдателем, чем судьей. Путешествие учит вас быть смиренным и понимать, что если вы считаете, что это неправильно, это не значит, что вы должны действовать и принести свой собственный набор правил в чужую страну. Иногда было очень трудно наблюдать за болью и несправедливостью, но это также учит вас терпению и принятию.

Жестокие и несправедливые вещи, свидетелями которых были мои глаза, не являются чем-то для слабых. Мои глаза видели злодеяния, и моя душа знает горе, но я все еще верю, что жизнь – подарок.

– «Твои глаза особенные, Лена.»
– «Глаза девушки, которая не знает горя?»
– «Нет, это глаза девушки, которая любит, но все еще смотрит на жизнь с такой любовью.»

Я безумно уважаю женщин Яномами  – они настоящие воины этого племени. Они работают как рабы – несут тяжелые ведра воды, собирают, убирают и готовят маниоку (в невыносимой жаре и влажности джунглей), воспитывают детей, готовят еду для всей семьи, собирают дрова, стирают в реке, делают украшения и корзины на продажу. И они делают это каждый день своей жизни, начиная с очень раннего возраста, и продолжают делать это всю оставшуюся жизнь. Эти женщины герои для меня. Дети в общинах Яномами держат разную живность в качестве домашних животных, некоторые держат тапир, некоторые обезьян.

Как быстро мы называем наших детей? Чаще всего еще до того, как они родились … Родители Яномами не называют ребенка по какому-либо имени, пока ему не исполнится один год. Яномами считают, что ребенок может умереть, если вы назовете его по любому имени, прежде чем ему исполнится 1 год.

Маниока (маниок)
Кассава является основным рационом племенных сообществ в южноамериканской Амазонии, а также в других племенах разных континентов. Процесс изготовления маниоки не из легких. И эти женщины делают это ежедневно. От сбора до очистки, до замачивания, измельчения, выжимания воды через ткань вручную, до жарки на огромных горячих печах.

Женщины делают хлеб из маниоки или варят ее целиком и едят с животными, которых их мужья добыли в джунглях с помощью ружья или копий; такие как кайманы, дикие свиньи, тапиры, рыбы или королевские крысы «Пака».

Я испытала весь процесс кассавы с этими женщинами.

Джеронсо однажды рассказал мне легенду о женщине из племени Яномами. Ее звали Адорини. Она была самой красивой и опасной женщиной.  Все мужчины сражались за нее, и она была очень сильной. Когда я спросила его, почему он мне это рассказывает, он улыбнулся и сказал; – «Ты Адорини».  Это определенно красивый комплимент. Поблагодарила его и засмеялась.

Я теперь навсегда часть этого племени, и их дух живет во мне.

Будем ли мы когда-нибудь учиться?

Мауро, старший и самый уважаемый шаман племени Яномами, глубоко задумался о будущем своего народа, его традициях и своем доме – джунглях Амазонки.  Он признает, что молодое поколение его племени больше интересуется телефонами, чем ритуальными танцами. Его глаза отражают пожары, убийства и несправедливость к его людям; незаконную добычу золота и алмазов, вырубку лесов и исчезновение животных, коррумпированные организации, правительства и в поисках славы, жадных так называемых «представителей племени яномами», которые должны были защищать их и помогать им.

Мауро хочет, чтобы мы все выучили такие слова, как «Умеренное потребление», «Смирение» и «Достаточно».

Выучим ли мы их когда-нибудь?

Последнее кочевое Колумбийское племя Нукак-Маку и наскальные рисунки которым 12.500 лет.

Регион Гуавьяре, Колумбия
Ноябрь – декабрь 2018

Ачоте, женщина из исчезающего последнего кочевого племени Колумбии. Она делает браслеты, чтобы заработать немного денег.  Когда Нукак были впервые найдены в 1988 году, их было 1300 человек. Сейчас их всего 400. Эти прекрасные люди пережили много несправедливости и ужаса от колумбийских военизированных формирований (FARC) и торговли кокаином. Нукак живут между реками Гуавьяре и Инирида, в глубине тропического влажного леса, на краю бассейна Амазонки, в Гуавьяре, Колумбия.

Это кочевые охотники-собиратели с сезонными кочевниками.
Когда вы впервые видите фотографии индейцев нукак маку, вы поражаетесь их красоте, чертам лица, смоляно-черным миндалевидным глазам и слегка заметной улыбке. Иногда ты читаешь в этих глазах боль и тоску.

В последнем письме Большая Курапатка (лидер) объяснил, что он умирал, не имея больше сил наблюдать за гибелью своего народа, насильно вырванного из их родных лесов и охотничьих угодий.

«Я надеюсь, что моя собственная смерть, добровольный уход лидера, который не сможет спасти свое племя, помочь женщинам, детям и пожилым, привлечет внимание правительства к нашим проблемам.  Мой уход не трусость. Мой уход – надежда пробудить бюрократическую совесть, что государство сделает хоть что-то, чтобы спасти Нукак-Маку от смерти» – написал лидер перед тем как покончил жизнь самоубийством в 2006 году.

По мнению колумбийских этнографов, если не будут приняты срочные и чрезвычайные меры;  Индейцы не вернуться к своей среде обитания и привычному образу жизни, через несколько лет это племя красивых, улыбающихся людей – коренных жителей Южной Америки, прекратит свое существование.

Нукак до сих пор охотятся на птиц и животных с ядовитыми стрелами (bejuco de rio). Одна из этих стрел в кровь человека – лечение возможно. 2 стрелы – могут убить человека практически мгновенно.

Джейсон (на фото выше) из племени нукак-маку охотится с ядовитыми стрелами. Мао-бе, бывший лидер этого племени, был бы горд зная, что даже подростки все еще охотятся с ядовитыми стрелами, как это делали их предки.

Из-за гибели животных в лесах, Нукак вынуждены все больше зависеть от бумажных денег для выживания.

К сожалению, сегодня члены Нукак считаются гражданами 3-го класса и вынуждены просить милостыню в парках и на улицах близ-лежащего города. Я принесла им необходимые припасы, фрукты и другую еду, которую они просили.

Хотя Нукак-Маку называют «племя, которое перестало улыбаться», я была счастлива видеть их улыбки и смех.

Я путешествую к этим необыкновенным людям в разных уголках нашего мира по одной причине – прикоснуться к этим культурам, пока могу, потому что они очень быстро исчезают.
Сижу рядом с наскальными рисунками которым 12.500 лет!  (прочитайте это еще раз)

Эти наскальные рисунки в отдаленных джунглях Колумбии, где практически нет туризма. Эта область Колумбии была когда-то гнездом ФАРК.  (Военизированные формирования Колумбии)

Когда я почувствовала энергию людей, которые жили примерно 12.500 лет назад … Я не ожидала такой сильной реакции от себя. Но как только я увидела отпечатки рук тех людей на этих камнях перед собой, я начала плакать. Это история о Колумбии, еще до того, как она была Колумбией … Это история о каждом из нас.